© 1997-2017 Все права защищены

Суета

Октябрь 2017

Мадам, не суетитесь под клиентом! — Это было первое, что вспыхнуло в голове, когда Главред озвучил тему. Естественно, с этого начинать было нельзя. Я засуетилась, пытаясь придумать, а с чего бы можно, но тётя Хася из Одессы уже бросила мне этот спасательный круг. А почему, собственно, нельзя? Секс — очень животрепещущая тема. Я, правда, никогда не рассуждала на эту тему публично. Но всегда бывает первый раз. Итак…

В первый раз эмоций было так много, и они так искрили, что в памяти остались только освещённые этой вспышкой фрагменты тел, распятых на жёстком остове родительского дивана. И, слава богу, не было никакой суеты. Лишение девственности суеты не предполагает. Дело это медленное и обстоятельное, как разработка нового месторождения. Желательно, что бы работали люди опытные. Можно ведь почти сразу открыть золотую жилу, а можно своим неловким кайлом завалить всё к чёртовой матери так, что даже последующие геологи, задравшись откапывать штольню, не найдя, чего искали, плюнут и пойдут дальше. И только и останется, что мягкий кожаный диван у психоаналитика, шлифовка актёрской игры, все эти ахи- охи, рассказы подружкам про множественные оргазмы и томное закатывание глаз. Потом в попытках всё исправить просмотр порно, в котором девушки практически никогда не кончают, зато делают акробатические этюды не хуже цирка Дю Солей. Часто мужчины, тоже насмотревшись порно, пытаются показать свою молодецкую удаль и так и сяк и наперекосяк, и вдоль и поперёк и несколько часов кряду. Либо от такой суеты всё заканчивается настолько быстро, что и писать не о чем.

— Вот я вчера девчонку снял, кончала, как пулемёт! — гордо заявляет мне мой приятель, сам сильно удивлённый своими способностями.
— Видимо, пулемётчик — асс, -ехидно замечаю я. -И что, реально было круто?
— Конечно! Но, если честно, она задала такой бешеный темп, и так громко орала, что я подустал, как-то было много суеты.

Да, про пулемёты мы слыхали. Из Малого Театра. Так ведь бывает.
У некоторых секс превращается в спорт, в постоянное доказательство себе и окружающим, что я — о-го-го! Юные модели, походы в ночные клубы — потанцевать!
Первый секс с новым партнёром редко когда бывает качественным. Поскольку нет особого доверия, оба на стрёме — вдруг не получится, вдруг не встанет, вдруг целлюлит заметит, а вдруг заметит, что я не могу расслабиться, а я сегодня пьяный и мне по-барабану, и вообще слишком много всяких но, чтобы кончить через 30 секунд, после того, как тебе задрали юбку и завалили на кухонный стол, смахнув с него кастрюлю борща, муку и вареники, или что там обычно бывает в кино. Всё это и есть суета. То есть много лишних и бессмысленных движений, которыми прикрывается отсутствие главного. Секс без любви — желание взять. Взять-то надо побыстрее. Взять и свалить. А в любви мы отдаём. Отдаём с удовольствием и без суеты. Так что я — за любовь!
В принципе, привет тёте Хасе мы уже передали. Пойдём дальше. Музыка.

Суета происходит от неуверенности в себе или в том что ты делаешь. Или оттого, что не можешь сконцентрироваться. У меня есть лекарство — Бах. Иоганн Себастьян. Когда в голове сумбур — я сажусь за своё старое белорусское пианино, которое помогло мне пустить корни в Москве, и начинаю в миллионный раз играть прелюдию до минор, ХТК, 1 том. Оттачивать технику, постепенно вживляя своё тело и сознание в структуру музыки. Она совершенна по мысли и по форме. Это камертон. Камертон гармонии. Ты его слышишь и постепенно успокаиваешься, начинаешь резонировать с космосом, с богом, с гением, который тебя, глупую и суетливую, берёт под своё крыло и говорит: — Займись делом, дорогуша, вот позанимайся пару часов и поймёшь, что тебе нужно. Я так и делаю. Прелюдия играется в очень быстром темпе, там суетиться вообще не получится — не сыграешь. Ни одного лишнего движения ни пальцев, ни кисти, всё должно быть ювелирно выверено, как движения канатоходца. Я воспринимаю занятия на инструменте, как медитацию. Не нужно
сосредотачиваться на своём пупке. Можно сосредоточиться на музыкальной фразе. Очистить сознание, убрать все мысли, и попытаться всё, что чувствуешь, поместить в музыку. В свои ленивые и неловкие пальцы. Играть один и тот же пассаж, покуда не уйдёт косноязычие, и не польётся чистая и прекрасная музыкальная речь. И, не смотря, на быстрый темп, она не будет суетливой, не будет ничего лишнего. Всё просто. Суета — это лишнее. Но понимание, что лишнее, а что нет, приходит зачастую гораздо позже, чем это необходимо. Великие таланты имеют это знание при рождении, остальным приходится долго шлифовать мастерство.
Жизнь -настолько интересная штука, что ты суетишься, пытаясь попробовать всё. Я хочу объять необъятное. Хочу петь, играть на рояле, на гитаре, на флейте, на барабанах, писать песни, стихи и музыку, делать аранжировки, продюсировать, фотографировать, снимать кино, играть в кино и в театре, заниматься виндсерфингом, лонгбордингом, дайвингом, йогой, танцами, поехать на велосипеде в парк, написать роман, картину, киносценарий, колонку в журнал, синопсис кулинарной телепередачи, покрасить табуретку, приготовить обед, сходить с ребёнком в театр, в кино и цирк, путешествовать, ходить в рестораны, построить дом, выращивать розы и огурцы, крутить романы, нравиться мужчинам, дружить с женщинами. Я могу продолжить, но понимаю, что я похожа на муху, которая совершает резкие и бессмысленные перемещения. Хочется, что бы она наконец угомонилась, и тогда можно будет её с удовольствием убить.

Я действительно, пытаюсь сделать всё то, что в списке выше. Плюс те дела, которые не доставляют удовольствия, но их так же много. И понимаю, что это — суета. Моя жизнь — суета. Драмкружок, кружок по фото. Но мне так нравится именно такая жизнь! Она безумно интересная!

Если бы я сосредоточилась на чём-то одном, был бы толк. Вполне возможно, я бы сделала что-нибудь более существенное, нежели мои скромные достижения. Не знаю, возможно. Настоящие люди искусства должны быть либо гениями, либо аскетами.
Иногда лишними действиями мы подменяем то, что действительно важно, потому что не уверены в себе. Я очень хочу написать книгу, но пишу колонку, потому что, боюсь. А вдруг не смогу написать хорошую книгу? Роман — это совсем другое. Это дисциплина и глубина, побольше, чем Марианская впадина.

После того, как на сцене Современника я прочла колонку про время, ко мне подошёл один приятель и сказал: — Ты как-то очень торопилась, когда читала, получилось немного суетливо. Я слегка расстроилась, но вспомнила, что сидела, не поднимая глаз, действительно, читала очень быстро, потому что мне казалось, что после Быкова вся моя писанина, не более, чем колонка в школьную стенгазету. Я была опять неуверенна в себе. Думала, о том, как поставить ноги красиво, вот так, слегка по диагонали, и о том, как я выгляжу при этом свете в очках.

Иногда суета, как ни странно, приводит к очень хорошим результатам. Свой первый альбом я записывала с очень талантливым человеком. Назовём его И. Сделав прекрасную аранжировку новой песни, он вдруг звонит мне среди ночи:

— Послушай, я решил сделать вообще всё по другому!
— Ну и прекрасно! Мне нравиться.

Утром он сделал еще один вариант, потом ещё один. Меня процесс захватил не на шутку. Мы сидели в студии вторые сутки, одурели от кофе и сигарет и никак не могли остановиться. У Бетховена есть произведение, которое называется — «32 вариации». Мы догнали Бетховена. В результате на альбом пошёл вариант номер 3. Но сколько страсти! Сколько идей и эмоций! Лет пять назад мы где-то встретились. Страшно обрадовались.

— А давай что-нибудь опять сделаем вместе! Вот и песня есть!
Он прислал аранжировку.
— Не пойму, что-то не хватает, движения, что-ли? — осторожно начала я. -Немного жидко в припеве. Давай я завтра приеду, посидим, подумаем, помнишь 32 вариации? Я привезу что-нибудь вкусного, но предупреждаю — больше не курю, — я радовалась, как ребёнок в предвкушении игры.
— Слушай, у меня тут с работой завал, да и вообще, не дури голову, аранжировка офигительная, споёшь послезавтра и всё.
Я чуть не выронила телефон. Аранжировка мне на самом деле не понравилась. Слишком попсовая и пластмассовая.
— А где творческий поиск? Что-то я тебя не узнаю! — попыталась я вернуть былое.
— Это молодняк пусть ищет. А я уже нашёл. Верь мне, это то, что надо. Я — профессионал. Короче, дорогая, либо так, либо никак.

Короче, я дала слабину. Мы записали так, как он хотел. Песня никуда не вошла. Непрофессионализм и неопытность позволяют нам быть непосредственными в проявлении эмоций, совершать открытия, неожиданно увидев самое главное в череде вроде бессмысленных действий и движений. Случайно взятый аккорд, неожиданный образ, дурацкая рифма, нелепая поза. Из всего этого часто получается настоящее искусство. А тем, кто избавился от суеты и бесстрашно и уверенно парит в заоблачных высях на крыльях мудрости и профессионализма, пожелаем удачи и долгих лет жизни! Ура!!!